?

Log in

Previous Entry | Next Entry

Оригинал взят у olga_podolska в Обнять и плакать, или когда для Внутреннего ребенка нужен терапевт
Оригинал взят у romailo в Обнять и плакать, или когда для Внутреннего ребенка нужен терапевт

В последнее время в социальных сетях много хороших  психологических текстов, которые объединяет одна общая тема «стань взрослым для своего внутреннего раненого ребенка». Вот прямо каждый день лента ЖЖ или фейсбука что-то подобное выносит. Тексты разные по качеству и уровню профессионализма, но  в основном вполне внятные и правильные, особенно написанные профессиональными психотерапевтами, ежедневно соприкасающиеся с мегатоннами человеческой боли.


Все правильно, другого пути нет – обнаружить дефицит, признать его, посмотреть ему в глаза, соприкоснуться с болью, прожить ее до конца и ответственно взять своего Ребенка под свою же опеку. Все так. Но вот задумалась – какого-то пазла мне все время не хватает.

И наразмышляла следующее, изрядно повспоминав и поанализировав конкретные случаи из практики.
На психотерапию из любопытства не ходят, больно уж дорогое удовольствие. Да и удовольствие сомнительное, скорее уж болезненное и неприятное. Если уж человек неделю за неделей готов это делать, то значит настал предел терпячке. Ну, во всяком случае, у моих клиентов это так. По разному звучат запросы, разная степень травмированности, иной раз таких историй наслушаешься – нарочно даже в бреду не придумаешь. У некоторых внутри не просто раненый ребенок, а целый детский лазарет.

Концлагерный. С тюремной охраной, это уж как водится.

И можно заметить, что ресурсы у всех разные. Это зависит и от конфигурации личной истории, и от способности в выживанию, от возраста травмирования, ее продолжительности, от наличия хотя бы минимальной поддержки в реальной жизни. Для большей части клиентов пройденный с терапевтом путь через признание своих дефицитов и нужд, через боль и обнаружение своего заботящегося о внутреннем ребенке взрослого благополучно заканчивается получением навыка самому себя отстаивать и самому о себе заботится. А опыт построения отношений с терапевтом становится основой для умения строить свои отношения по другому и в жизни.

Но это работает не для всех.  Есть люди, у которых есть только травмированная детская часть и внутренний Тиран, а взрослая только обозначилась. И такие люди неизбежно устраивают себе перманентную ретравматизацию, влипая в зависимости или созависимые отношения, устраивая раз за разом себе абьюзы или психосоматизацию до утраты функционирования. И каждый раз, проделывая это, человек убеждается, что мир разрушен. Когда нет внутренней структуры, на которую можно опереться, человек раз за разом будет пытаться  ухватиться за другого, неизбежно выбирая того, кто снова обрушит его отчаянную надежду на удовлетворение его детских потребностей. А потом может и пытаться перестанет.
Я давно уже обратила внимание, что есть клиенты, с которыми не срабатывают классические техники работы со внутренним ребенком. Если у человека внутри взрослая часть сформирована недостаточно или инвалидизирована, то заботиться о Ребенке и правда некому. Да, человек при этом может быть вполне взрослым с виду, своих детей нарожать, образование получить – но это все мелкими перебежками. И тогда не срабатывают ни обычный сеттинг, ни проверенные временем приемы, и бесполезно ему говорить об осознании. Он осознает. Осознает и дефицитарность свою, и скудность ресурсов, и необходимость самому о себе позаботиться. Но не может.

Cлучаются состояния регрессии такой силы, что человек сам для себя сделать правда ничего не может. Как бы он не старался. Кстати, можно заметить, что сильная регрессия в процессе терапии может случиться именно тогда, когда уже есть доверие к терапевту, когда между ними есть прочная связь. Именно ощущение ужаса возможной близости с другим человеком часто становится триггегом для сильного регресса, часто в место и возраст первой травмы. И тогда здесь точно нужен другой взрослый и здравомыслящий с достаточным собственным ресурсом для контейнирования. Вот представьте себе, что перед вами младенец, хоть и во вполне взрослом теле, младенец, кричащий от немыслимой боли. От боли, которая и внутри и снаружи, и сливается со всем миром, и затапливает хаосом.  Может ли младенец сам о себе позаботиться? Да бесполезно. И тогда остается единственное – как говориться, обнять и плакать. Признавая боль, и унимая ее. Снаружи.

К великому счастью психотерапевтов, есть масса направлений, где допустим телесный контакт. Это не только телесно-ориентированные практики, это психодрама, процессуальная терапия и другие. В таких случаях именно телесный контакт способен привести человека в человеческое состояние. (Это, кстати, еще одна причина, почему надо с осторожностью брать клиентов в онлайн-консультирование).

В психодраме существует специальная техника «качание внутреннего ребенка», которая так вот буквально и выполняется – выбирается «мама», способная быть действительно мамой, которая берет «Ребеночка» на руки и укачивает, иногда под колыбельную, и качает до тех пор, пока либо расслабление не наступает, либо не появляется контакт с чем-то более устойчивым внутри себя у клиента.





Теоретико-экспериментальные основы подхода:
Гарри Харлоу не любил обезьян
Как можно победить глубокое эмоциональное расстройство?